12 июня состоялся очередной HR Wisdom Summit, в рамках которого выступил новый глава Нацгосслужбы и экс-HR-директор Platinum Bank Денис Бродский.

Он рассказал о своем пути в HR, о том, с какими препятствиями приходится сталкиваться сегодня в этой профессии, а также о новых горизонтах, которые она открывает. На ниве HR профессиональный опыт Бродского составляет не менее 16 лет. 16 апреля нынешнего года он был назначен председателем Национального агентства Украины по вопросам государственной службы. Зачем Вы пошли на госслужбу? Шанс что-то реально изменить дается только раз. Я всегда считал, что у меня есть своя миссия в этой жизни. У меня отличное представление о том, что я могу, а что нет. Могу менять мир для своих близких, семьи, друзей. Могу менять организации. Делать их такими, чтобы люди приходили туда с удовольствием, ценя свою работу. Я растил новые поколения руководителей, способных по-новому работать с подчиненными. Создавал такие вот небольшие миры. Потом понял, что могу выступать на конференциях, делиться с коллегами-HR-ми, открывать им какие-то новые вещи. Считал, что это мой способ делать мир лучше. Толчком стал Майдан? Я не мог бросать “коктейли” на Майдане — это не мое. Каждый должен заниматься своим делом, поэтому стал искать себе применение после революции. Искренне хочу, чтобы все это было не зря. Когда в правительство стали приходить министры другого поколения, они поняли, что им досталось нечто очень сложное, и с этим нужно совладать. Тогда и начались разговоры о том, чтобы помочь людям в их министерствах организовывать работу по-новому. Я бы мог консультировать. Пока мне не сказали: если хочешь что-то делать, бери и делай, хватит советовать. Так все это и вырисовалось в Национальное агентство по вопросам государственной службы. Фактически, это кадровый департамент государственной машины. Прийти сюда было непростым выбором. Это решение означало отказ от всего налаженного, устроенного. От высокой зарплаты и комфорта. С чего начнутся изменения, инициируемые Вами? С формирования национальной политики в вопросе госслужбы. Ее нет. Есть какие-то стратегии и другие странные вещи, но общего понимания, какой должна быть государственная служба и взаимоотношения чиновника с обществом, нет. Нет ничего о том, какие права, и самое главное, ограничения должны быть у госслужащего. Эта политика должна сводиться к тому, что чиновник будет получать нормальную зарплату в обмен на полный контроль его поведения. Тогда и придут ментальные изменения. Вас уже называют главным HR-ом страны. Вам это нравится? Я очень хочу им стать. Если перевести мою задачу на язык бизнеса, то из кадровой службы государства мне нужно сделать HR-службу. На бизнес-уровне она мне понятна, я много раз это делал. Только теперь “штанишки” другие — на много размеров больше. Плюс еще одна сложность: объяснить необходимость перемен обществу. За год создать условия для работы прокрустова ложа для чиновника и к тому же объяснить обществу, что за пребывание в этом ложе человеку нужно достойно платить. По большому счету, это перезаключение контракта между госслужащими и гражданами. Сейчас общество как думает: мы понимаем, что мы вам как граждане ничего не платим, потому не просим от вас много и закрываем глаза на то, что вы воруете. Это надо поменять. Один из выводов, к которым пришли мастера реформ в других государствах, следующий: реформы ломаются тогда, когда общество их не понимает. Узнать больше информации можно на сайте HR Wisdom Summit 2014