Александр Владимирович Саверский – юрист, президент “Лиги пациентов”, член Экспертного совета при правительстве РФ, член Общественного совета по защите прав пациентов при Минздраве РФ.

Мне кажется, есть совсем простые вещи, которые нужно признавать, с ними не спорить, и тогда легче жить. Вот совсем простое утверждение: ночью, как правило, надо спать! Кто-то готов с этим спорить? Оказывается, правительство РФ готово, потому что оно заставляет людей, детей вставать в пять часов утра, чтобы идти на работу и в школу сильно затемно, ночью. Нет, не смотрите на часы – они врут на пару часов. По факту, чтобы быть в школе в восемь, надо встать в семь, но это никакие не семь, а пять по поясному времени. Наши предки со своим «ни свет, ни заря» все еще спали крепким сном в то время, когда наш сонный первоклашка бредет, вцепившись в рукав папы или мамы, при холодном ночном ветре по гололеду перед фарами таких же сонных водителей. А ведь согласно СанПиНу уроки не должны начинаться раньше восьми и этот СанПиН был принят до введения летнего времени зимой.
Но это мои эмоции, а как юрист, отслеживающий вредоносные факторы, влияющие на здоровье людей, я подготовил иск в Верховный суд РФ об отмене постановления правительства РФ, которым регулируется исчисление времени. Это стало возможным благодаря тому, что существует некоторое число исследований и немалое количество мнений врачей и учителей, которые говорят, что летнее время, изменяя биоритмы (с биоритмами правительство РФ, видимо, тоже не согласно), причиняет вред людям. В то же время мне не известно ни одного исследования или мнения ученых в области медицины или биологии, указывающего на полезность перевода часов. Это само по себе много о чем говорит. В самом деле, не можем же мы основывать решение вопроса на мнении некоторых географов, которые почему-то решили, что введение летнего времени скажется позитивно на здоровье людей, потому что вечером человек получит больше светлого времени?!
Мы имеем дело как минимум с нарушением конституционной нормы, которая гласит, что нельзя проводить опыты на людях. Действительно, если не имеется данных в пользу перевода часов, то их перевод является не чем иным, как экспериментом (тем самым опытом) на гражданах в масштабах всей страны. И процедура принятия такого постановления могла быть только одна: оставаясь в поясном или действующем тогда режиме времени, правительство должно было получить доказательства полезности перевода и только тогда переводить часы. Конечно, оно этого не сделало, нет никаких данных о таких исследованиях. Оно и сейчас должно сделать так: вернуть все к естественному ходу часов, а потом заниматься обоснованием перевода, потому что не мы должны доказывать, что перевод был вреден, а правительство должно доказать, что перевод как минимум безвреден для всех людей, потому что, если есть хотя бы один человек, который пострадал от перевода, данное постановление не могло быть принято: оно нарушает нормы права об охране здоровья.
А научные данные говорят о том, что здоровье людей, включая детей, ухудшается, увеличивается число суицидов, падает интеллектуальный потенциал, растет агрессия в обществе. Здесь мы сталкиваемся с нарушением целого букета прав. Это и право на наивысший достижимый уровень здоровья согласно Международному пакту экономических социальных и культурных прав (МПЭСКП), и конституционные права на охрану здоровья, и право на жизнь. Здесь же лежит нарушение права на благоприятную окружающую среду, потому что из определений соответствующих законов несложно вывести, что окружающая среда, заставляющая человека вставать и работать ночью (человеческий социум – это тоже среда), нарушает естественный ход времени, а значит, разрушает и естественную экологическую систему отдельного человека.
Интересно, что закон вменил правительству РФ обязанность установить московское время как точку отсчета времени для всей России, но вот изменение часовой зоны (пояса) могло быть произведено правительством РФ только на основании решения обеих ветвей власти субъектов РФ. Постановление правительства изменило часовую зону Москвы и еще нескольких десятков регионов, но нет никаких данных, указывающих на то, что при этом было проведено согласование с регионами. Более того, в 2003 году 67 регионов России обратились в Государственную Думу РФ с предложением отменить переход именно на летнее время. Уже сейчас, зима еще не началась, а в Госдуму поступило около 20 обращений от субъектов РФ с просьбой о переводе времени. Таким образом, принимая постановление, правительство РФ нарушило порядок изменения часовых зон, установленный законом.
Итог печален, массово нарушены права на отдых, здоровье, жизнь и благоприятную среду обитания, а с этими правами связаны все остальные права, что понять несложно.
Конечно, есть люди, которые безразлично относятся к переводу часов или об этом еще не знают. Прекрасно! Тогда им все равно, в каком времени жить – в летнем или в поясном. И если есть часть населения, которой плохо в летнем времени, то почему тем, кому все равно, не стать немного счастливее от того, что еще другой части населения станет комфортнее от естественного хода времени?
Есть еще одна категория людей, которые считают, что нет никаких проблем с переводом часов и нет данных о причинении вреда переводом времени. Вот именно! Нет данных. Тогда на каком основании был совершен перевод еще дальше от естественного хода времени? Имело ли правительство РФ право переводить часы в некоторых регионах на два часа с опережением времени? Нет, это – опыт на людях.
Понятно, что, позиционируя проблему таким образом, я говорю о тех регионах, где время существенно отличается от поясного. Защитники летнего времени и основывают свои позиции в основном на мнении тех регионов, где время не отличается от поясного, – мол, люди не хотят перемен. Конечно, в этих регионах люди не хотят перемен, и нам надо сохранить для них то, чем они дорожат. Но и те регионы, которые оказались в худшем положении, вправе дорожить своими временем и ценить
его.
Я не сомневаюсь в успехе в Верховном суде РФ, но я испытываю неловкость от того, что мне придется объяснять взрослым людям из правительства РФ простые вещи об отдыхе, о времени сна, здоровье и заботливом отношении к детям. Есть немало экспертов, которые меня поддержат в этом.
Андрей Валерьевич Панин – кандидат географических наук, доцент географического факультета МГУ.
«Правильное» время. Есть мнение, что существует единственно правильное поясное время, наиболее близкое к солнечному времени, по которому тысячи лет жили наши предки. Символом этой веры служит магия цифр – совпадение 12 часов на циферблате с 12 часами по солнцу (солнечным полуднем). В реальности же часы служат не магическим, а практическим целям – приведению в соответствие суточного ритма человека и ритма освещения. Правильно выставить часы – это настроить их так, чтобы бодрствование людей максимально совпадало со светлым временем суток, а сон – с темным.
Суточный ритм городского населения (в России – более 70%) далеко не симметричен относительно формального полудня. По данным британских исследований, более половины населения просыпается между 6.00–7.00, а спать ложится между 22.00 и 24.00, для трех четвертей населения середина периода бодрствования – 3 часа пополудни (15.00). Следовательно, чтобы солнечный полдень был реальной серединой дня (периода бодрствования), стрелки часов нужно сдвинуть аж на три часа вперед относительно солнечного времени. Если же использовать поясное время, то летом 80% населения будет просыпаться лишь через 3–4 часа после рассвета, зато вечером будет темнеть, когда 90% людей еще бодрствует. То есть поясное (солнечное) время не соответствует ритму современного общества.
Наши предки в условиях аграрного общества могли подстраивать жизненный ритм под сезонные изменения: зимой больше спали, позже вставали, летом спали меньше, вставали раньше, и «жизнь по солнцу» их вполне устраивала. К тому же, кроме солнца, других часов у большинства не было. В индустриальном обществе жизненный ритм задается расписанием работы общественных институтов, неизменным в течение года: в разных городах (рис.1), несмотря на разный сдвиг местного времени относительно солнечного, транспортные пики совпадают по времени. Несоответствие изменившегося жизненного уклада и старых принципов счета времени вызвало к жизни идею сезонного регулирования времени – так появилось летнее время.
Летнее время. Выяснено, что в ближайший понедельник после перевода стрелок растут производственный травматизм и ДТП, в ближайшую неделю-две у заметной доли людей нарушается качество сна. Однако нельзя оценивать эти действительно негативные последствия, замалчивая другие, положительные, которые проявляются в расчете на весь год: дополнительный светлый час вечером вносит вклад в здоровый образ жизни, снижает вечерний уличный криминал и число жертв в ДТП. Нельзя сбрасывать со счетов и экономику, хотя она теперь вторична по отношению к социальной составляющей. Избавиться от неудобств, связанных с переводом часов, но сохранить преимущества летнего времени можно только одним способом – зафиксировать летнее время круглогодично. Это и было сделано в России дважды – в 1930 и 2011 годах. Сейчас мы (формально) живем на два часа впереди поясного времени. Рассмотрим «плюсы» и «минусы» такой системы.
Положительные следствия сдвига времени. Чтобы сопоставить разные системы времени, нужны какие-то измерители, интегрирующие общие эффекты, – например, полнота использования светлого времени. На период бодрствования населения (6.00–23.00) в Москве сейчас приходится 4825 часов светлого времени в год, аналогично – при переходе на летнее-зимнее время, то есть по данному критерию две эти системы времени эквивалентны. Если бы в 2011 году зафиксировали не летнее, а зимнее время, светлых часов было бы 4665, а если бы отменили и декретное и перешли на поясное время – 4435 часов, то есть в летнее полугодие темнело бы соответственно на час или два часа раньше. Эта темнота приходилась бы на вечерний час пик, который отличается большей аварийностью, чем утренний, а в темноте растет риск ДТП. Когда Великобритания в 1968–1971 годах жила в качестве эксперимента по центральноевропейскому времени, число смертных случаев на дорогах снизилось на 3%, количество тяжких увечий – на 0,7%. Если применить эти пропорции к России (своих-то нет!), то получим, что цена отмены летнего времени – гибель 1 тыс. человек и инвалидность 2 тыс. человек ежегодно, перехода на поясное время – в два раза больше. Добавьте сюда уличный криминал в вечерней темноте. Таким образом, сохранение летнего времени имеет вполне убедительные оправдания.
Отрицательные следствия сдвига времени. Большая часть негативных данных относится к переводу часов на летнее время и обратно. Выше уже говорилось, что учитывать надо не только кратковременный негативный эффект от перевода стрелок, но и комплексный годовой эффект от использования летнего времени. Что же касается постоянного сдвига времени на 1–2 часа вперед относительно солнечного, то достоверно установленным, в том числе исследованиями российских медиков, можно считать лишь один негативный эффект, относящийся к зимнему времени: пробуждение в темноте сдвигает у части людей цикл выработки организмом биохимического регулятора ритма сон-бодрствование (мелатонина) так, что нарушаются длительность и качество сна. Это необходимо учитывать, как были учтены проблемы людей, тяжело реагирующих на перевод часов, – этот перевод был отменен. Но если сдвинуть часы назад, появится множество других проблем, связанных с отказом от летнего времени летом. Да к тому же полностью с зимней темнотой справиться не удастся – в любом случае часть времени зимой будем просыпаться в темноте, просто период этот будет немного короче. Как же быть?
Когда обсуждалось, сохранить или отменить сезонное регулирование времени, вопрос ставился в плане сохранения или отмены перехода на летнее время. И сейчас часто приходится слышать: вот есть «правильное» зимнее время, зачем же оставили летнее? Но в свете сказанного выше о соответствии местного времени, ритма жизни и светового дня вопрос следует ставить по-другому: есть «правильное» (двойное) летнее время, но зимой оно части людей доставляет неудобства. Может быть, стоит ввиду этого восстановить переход на зимнее время? Что перевешивает – неудобства сезонного регулирования или неудобство жизни по летнему времени зимой? Об отмене летнего времени летом вопрос стоять не может, это грозит слишком большими социальными издержками. Можно сформулировать такой подход: выставить часовые стрелки надо таким образом, чтобы максимизировать положительные и минимизировать отрицательные эффекты в разнообразных сферах жизни общества. А далее – вырабатывать меры по преодолению этих негативных эффектов.
 Рецепт известен нашим медикам: так называемые рассветные будильники с нарастающим уровнем света. Цена вопроса – порядка 100 долларов на комнату, что доступно для большинства семей. Самым нуждающимся может помочь заботящееся об их здоровье государство. Призывы же сдвинуть ради решения этой государственное время, что затронет всех людей, в том числе и не страдающих от утренней темноты, выглядят односторонними, особенно с учетом разнообразных негативных последствий, связанных с отменой летнего времени летом.
Как же найти для каждого региона удовлетворяющую часовую зону? Надо отдать это в руки населения. Раз в пять лет происходят выборы в региональные органы власти. Ничего не стоит к комплекту бюллетеней добавить еще один лист – в какой часовой зоне жить. Через пять лет – снова возможность выбора, если вопрос о часовой зоне соберет необходимое для референдума число подписей.

«Независимая газета». 21.11.2012