Несмотря на рекордные урожаи, украинское сельское хозяйство не имеет возможности стать драйвером экономики.

Напротив, большие инвестиции олигархического бизнеса в  АПК   способны превратиться в источник многочисленных социально-экономических проблем. В Украине уже несколько лет наблюдается бурное развитие сельского хозяйства, прежде всего растениеводства. Как следствие – стремительно увеличиваются инвестиции в агропромышленный комплекс, причем их львиную долю составляет олигархический капитал. Олигархи начали обращать внимание на агробизнес сравнительно недавно, очевидно, когда осознали, что потенциал эксплуатации приоритетных ранее отраслей исчерпывается (горно-металлургический комплекс, машиностроение, производство труб и т.д.). Агробизнес  ныне является одним из немногих направлений в Украине, который при благоприятной конъюнктуре может обеспечить сверхвысокую рентабельность в сжатые сроки. А именно это, собственно, всегда и предусматривала бизнес-стратегия олигархов. Неудивительно, что после того, как сельским хозяйством заинтересовались приближенные к власти бизнесмены, правительство пытается всячески поддерживать АПК, декларируя, что он должен стать локомотивом роста экономики и поможет решить целый ряд проблем на макроэкономическом уровне. Однако такие приоритеты на самом деле могут иметь пагубные последствия как для села, так и для экономики.
Еще в 2004-м объем инвестиций в агробизнес составил лишь 3,4 млрд. грн. в год. Ситуация изменилась начиная примерно с 2005-го, не в последнюю очередь благодаря определенной либерализации, связанной с тогдашней сменой власти. В агробизнес стали инвестировать иностранцы, внедряя передовые технологии, которые быстро распространялись и среди украинских аграриев. С июня 2005-го стабильно росли мировые цены на зерновые, что продолжалось практически до начала кризиса – не помешал даже большой урожай в мире в 2007/08 маркетинговом году, который увеличил глобальный экспорт на 10%.
Это позволило быстро наращивать инвестиции в сельскохозяйственное производство в Украине и постепенно довести урожайность зерновых и зернобобовых культур с 18,2 ц/га в 2003 году до 34,6 ц/га в 2008-м. Объемы сельхозпроизводства стремительно увеличивались. Темп прироста капиталовложений в агробизнес остается одним из крупнейших в украинской экономике, а сама отрасль получила тепличные условия для развития. Во-первых, кредитная политика банков стала лояльнее к аграриям. Во-вторых, значительные налоговые преференции для агробизнеса. За весь прошлый год крупные и средние сельхозпредприятия получили 27 млрд. грн. чистой прибыли (68% чистой прибыли всех украинских предприятий), но внесли при этом менее 1% уплаченного всеми предприятиями в Украине налога на прибыль. В-третьих, после очередного передела зернового рынка трейдеры, владельцы которых являются приближенными к власти, получили широкие возможности для вывоза зерна из страны: в 2012/13 маркетинговом году было поставлено на экспорт почти 23 млн. т зерновых. Они получили стабильные поступления валютной выручки и возможность легко и дешево привлекать финансирование за рубежом. Заниматься растениеводством стало так выгодно, что даже традиционные олигархи, привыкшие к экстенсивному развитию бизнеса (из-за дешевой приватизации и распиловки госбюджета), оценили потенциал отрасли, войдя в этот бизнес. Поэтому среди нынешних владельцев крупнейших агрофирм и земельных банков не только так называемые аграрные короли, заработавшие состояние именно на  АПК, например Олег Бахматюк (Ukrlandfarming, Avangardco), Андрей Веревский (“Кернел Групп”), Юрий Косюк (ПАО  “Мироновский хлебопродукт “), но и олигархи первой волны, которые недавно положили глаз на агробизнес: Ринат Ахметов, Вадим Новинский, Игорь Коломойский, Сергей Тарута. В этом году ожидают рекордного урожая зерновых, который может превысить показатель 2011-го – 56,7 млн т. Возможно и существенное наращивание экспорта. В частности, Министерство сельского хозяйства  США  прогнозирует, что в 2013/14 маркетинговом году (июль 2013 года – июнь 2014 года) Украина может занять второе место в мире (после  США) по экспорту зерна, если продаст на внешние рынки 30,2 млн т. Правительство, конечно, пытается получить дивиденды, включая политические, от развития отрасли, каждый раз приписывая успехи агросектора к своим заслугам. Хотя это явное преувеличение, ведь развитие сельского хозяйства начался значительно раньше, а налоговые льготы, инициированные правительством, учитывая объем прошлогодней прибыли аграриев имеют сомнительную стимулирующую эффективность, зато есть обузой для бюджета. Особое отношение власти к агросектору объясняется также проблемами платежного баланса. 2012-го товарная группа “Продовольственные товары и сырье”, в которой экспорт зерна составляет 39%, заняла 26% товарного экспорта из Украины, почти догнав многолетнего лидера – черную металлургию. Учитывая показатели за пять месяцев, в текущем году металлурги вместе с машиностроителями недосчитается около $ 3,5 млрд. экспортной выручки. Правительство надеется перекрыть падение валютными поступлениями от экспорта зерна. Но для этого нужно, чтобы они выросли в полтора раза, что невозможно, так как мировые цены на зерновые падают. На 14 августа сентябрьские фьючерсы на кукурузу снизились еще на 14% по сравнению с концом июля – при этом они на 17% меньше, чем спотовые (текущие) цены; фьючерсы на пшеницу уменьшились на 4% – на 19% ниже, чем спотовые. В любом случае чиновники не устают повторять о потенциале отрасли, будто призывая его реализоваться уже в этом году. Потенциал действительно огромный: 100-120 млн. т зерновых, если ориентироваться на средние показатели урожайности развитых стран. Это практически вдвое больше тех рекордных урожаев, которые были в Украине за годы независимости. Но это перспектива пяти – семи лет при условии, если за этот период в агробизнес будет инвестировано еще $ 20-25 млрд. Однако сможет отрасль освоить такую сумму в сжатые сроки, учитывая то, что 2012-го вложения в нее не дотянули до $ 2,5 млрд.? Наконец, куда эти объемы урожая продавать? Мир банально не готов употребить дополнительные 60 млн т зерна, которые уже хоть сегодня готов экспортировать первый вице-премьер Сергей Арбузов. И как бы правительство ни пыталось ускорить развитие отрасли, в непродолжительной перспективе оно не сможет компенсировать ее достижениями падения остальной экономики и избежать проблем с платежным балансом. На гребне волны. Между потенциалом и его реализацией зачастую многочисленные узкие места и различные факторы, на устранение которых уходят годы. Основным фактором, сделавшим растениеводство в Украине рентабельным и способным финансировать собственное развитие даже при низкой урожайности некоторых лет, стали цены на зерновые в мире. Несмотря на коррекцию в 2008-2010-м в результате кризиса, общий их рост огромен. Так, с июня 2005 по июнь 2013 на пшеницу они выросли в 2,2, на ячмень – в 2,5 раза, на кукурузу – более чем втрое. При этом мировой экспорт зерновых с 2004/05 маркетингового года до наибольшего своего значения в 2011/12 вырос на 34% (73 млн. т). Как ни странно, в 2005-2012 годах реальный  ВВП  на планете поднялся, по данным МВФ, на те же 34%. То есть средним ростом доходов населения всего земного шара не объяснишь такой стремительной динамики цен на продовольствие. Тем более, что уровень доходов граждан развитых стран в основном дает им возможность полностью удовлетворять потребность в еде независимо от ситуации в экономике.
Причина высоких цен, очевидно, в другом – значительном экономическом росте развивающихся стран. За последние восемь лет их реальный  ВВП  вырос на 66%. В месте экономики неразвитых стран Азии, в которых проживает более 3,4 млрд. населения, поднялись почти вдвое (на 97%). Экономический бум в странах третьего мира, в частности густонаселенных азиатских, за эти годы создал сотни миллионов новых рабочих мест. Соответствующее количество людей наделено доходами, которые новоиспеченные рабочие в первую очередь направили на обеспечение полноценного питания. Таким образом, расширение среднего класса в Азии и отдельных странах Африки фактически стало ключевым фактором роста цен на зерно. Это подтверждает распределение дополнительного объема мирового экспорта, который появился на глобальном рынке в 2011/12 маркетинговом году по сравнению с другим рекордным сезоном – 2007/08. Наибольшую часть прироста потребил Китай, который буквально за несколько последних лет превратился из нетто-экспортера в мощного нетто-импортера продовольствия, а также меньшие азиатские экономики, стремительно развиваются (Индонезия, Вьетнам, Филиппины, Таиланд, Иран). Значительное количество зерна ушло в единичные густонаселенные государства с других континентов, тоже демонстрирующие высокие темпы экономического роста и, как следствие, значительное расширение среднего класса. Интересно, что 12 страны нарастили объем импорта зерновых почти на 41 млн т, хотя мировой экспорт прибавил лишь 33 млн. То есть они благодаря своей усиленной платежеспособности из-за высоких цен даже потеснили часть тех импортеров зерна, которые влияли на рынок раньше.
Итак, украинский агробизнес оказался на гребне глобальной волны роста среднего класса в неразвитых странах. Но эта волна уже в прошлом, зато будущее нашего сельхозпроизводителя видится не таким четким и оптимистичным. Во-первых, если Украина и реализирует свой аграрный потенциал, производя 100-120 млн. т зерновых в год, то ей придется экспортировать 60-90 млн т (для внутреннего рынка такие объемы не нужны), что на 35-65 млн т превышает рекордные показатели прошлого и позапрошлого годов. Это лишь в полтора раза меньше, чем рост всего мирового экспорта в 2004-2012-м. Даже если предположить, что другие игроки рынка не увеличат вывоза столь существенно (что маловероятно), как Украина, сможет ли третий мир обеспечить хотя 2/3 того прироста спроса на продовольствие, который был до сих пор? Сомнительно, потому что, по разным оценкам, его экономики в ближайшие 10-15 лет не буду прогрессировать настолько быстро, как прежде, и они окажутся несостоятельными в будущем создать большое количество дополнительных рабочих мест, что привело бы к значительному росту мирового спроса на продовольствие. Во-вторых, цены на зерно демонстрируют интересные тенденции. С одной стороны, они достигали очень низких уровней в 2009 и 2012 годах, когда темпы роста развивающихся азиатских экономик замедлялись до менее чем 7% в год. Вместе с тем, небывалый урожай и рост мирового экспорта зерна в 2011/12 маркетинговом году на 15% на фоне замедления азиатских экономик привели к падению цен на пшеницу и кукурузу на 20-25%. Это свидетельствует, что при росте объемов производства и экспорта зерна доход и количество вырученной валюты не обязательно будет расти. Если Украина все-таки реализует свой аграрный потенциал, то мировой вывоз зерновых вырастет на 15-20%, а глобальная конкуренция существенно обострится. В таком случае “локомотив” украинской экономики может превратиться в чемодан без ручки, а правительственные лозунги вроде “Накормим весь мир вместе” изменятся на крики отчаяния. Поэтому некоторые экономисты небезосновательно предупреждают: “Не преувеличивайте значение новых рекордов украинского сельского хозяйства в 2013-м и будьте готовы к обратным последствиям”. Развивающиеся экономики замедляются, урожай в мире ожидается высокий, поэтому уже в этом году украинские аграрии могут ощутить всю жесткость конкуренции на глобальном рынке, а экспортные поступления от продажи зерновых, вполне возможно, даже окажутся ниже прошлогодних. По крайней мере до сих пор динамика цен на зерновые вполне подтверждала эти опасения. Как бы ни сложилась ситуация с реализацией урожая-2013, Украине наверняка следует искать стратегических покупателей для своего зерна и заключать долговременные контракты на его поставку, иначе глобальная конкуренция может сделать убыточной большую часть инвестиций в сельхозпроизводство, которые уже сделаны и которые еще предстоит освоить. Но какими бы ни были перспективы аграрного бизнеса в Украине с точки зрения доходности, ясно одно: его развитие в ближайшие пять лет будет продолжаться. Ведь даже если глобальная конкуренция съест треть или половину нынешних цен на зерновые, их производство в Украине будет рентабельным, хотя новых инвестиционных проектов может и стать заметно меньше. Впрочем, и здесь есть риски, учитывая экстенсивный путь развития сельского хозяйства. Крупный бизнес, который сейчас активно вкладывает деньги в  АПК, в погоне за быстрыми прибылями делает ставку на выращивание культур, которые истощают землю, в том числе технических. Например, с 2005 по 2013 посевные площади под подсолнечником увеличились с 3,7 до 5,2 млн га, под кукурузой – с 1,7 до 4,7 млн га, под рапсом – с 240 тыс. га до почти 2 млн га. Зато посевы традиционных продовольственных культур стремительно уменьшаются. При такой динамике распределения площадей неизбежно будет снижаться и плодородие украинских черноземов. То есть новые аграрные короли фактически оставляют после себя выжженную землю.Развитие сельхозпроизводства также может полностью изменить украинское село, в котором сейчас проживает 31% населения (более 14 млн. человек). Современные технологии обеспечивают очень высокую производительность труда, поэтому впоследствии для обработки всех земель в Украине потребуется совсем мало людей. Собственно, ситуация может напоминать  США, где менее 1% населения (около 2 млн занятых) обрабатывает все земли с/х назначения страны. Что произойдет с остальными украинскими крестьянами? Здесь возможны несколько сценариев. Традиционно в таком случае они постепенно мигрируют в город, находя для себя работу и соответственно лучшую судьбу. Такой процесс сопровождал развитие сельского хозяйства во всех развитых государствах. Однако для этого нужно, чтобы количество вновь созданных рабочих мест в других отраслях экономики хотя бы приблизительно было равным объемам высвобожденных из-за роста производительности в сельском хозяйстве. На этом этапе промышленность и сфера услуг в Украине не только не развиваются, а довольно быстро падают. Учитывая нынешнюю ситуацию в стране и инструменты экономической политики, применяемых властью, эти сферы еще долго не смогут развиваться. Поэтому украинским крестьянам не на что надеяться в городах. В таком случае возможен другой путь – миграция в развитые страны, а затем дальнейшее уменьшение численности украинцев. Вероятно, если у нас отменят мораторий на продажу земли с/х назначения, миграционные процессы в долгосрочной перспективе ускорятся. Ибо кроме дома с приусадебным участком, который стоит немного, человека в селе ничего не держит – работы не будет, а землю продадут. Так или иначе развитие сельского хозяйства без общей стратегии может сопровождаться многими социально-экономическими проблемами. Известный норвежский экономист Эрик Рейнарт в своей книге “Как богатые страны стали богатыми… и почему бедные страны остаются бедными” доказывает, что ни одно государство никогда не становилось богатым благодаря сельскому хозяйству. Напротив, его развитие всегда консерввировало отсталость. Производители с/х продукции, как и других сырьевых материалов, зависят от спроса тех, кто имеет сильную перерабатывающую промышленность, и от темпов их роста. Если последние страдают от кризиса, стагнации или просто замедления, то первые становятся заложниками низких цен, доходов и темпов развития. Но похоже на то, что, выбрав агросектор “локомотивом” роста экономики, власть не видит в нем ничего, кроме средства для решения текущих проблем, например, в платежном балансе, а приближенные к ней олигархи – возможность быстрого обогащения.

Тиждень.ua